Убийство в лицее. Не пора ли браться за ремень?

Убийство в лицее. Не пора ли браться за ремень?

Безумие распространяется по стране как метастазы злокачественной опухоли. Казань. Пермь. Теперь еще и Махачкала. Сначала в лицее № 51 случилось ЧП — ученик зарезал своего одноклассника, заведено уголовное дело. А потом учащиеся избили оператора, снимавшего репортаж об этом страшном событии. Мужчина попал в больницу.

По одной из версий подросток сам был жертвой буллинга и в драке хотел отстоять своё достоинство. Правда — с оговоркой: сам он, по словам соучеников, тоже не был невинной овечкой, несколько раз приносил нож в школу, некоторые ребята получали от него сообщения с угрозами.

Администрация школы об этом знала, но, видимо, такие «мелочи» не достойны внимания педагогов, хотя в лицей он был переведён из другой школы, и причиной перевода было как раз скверное поведение. Значит, как только парень в первый раз заявился с ножом, надо было принимать крутые меры, например, от занятий отстранить, полицию привлечь. Или хоть вещи на входе в школу начать проверять, чтоб не мог нож таскать с собой. Ведь охрана в лицее имеется, куда ж без неё…

Но ни драку, закончившуюся смертельным ножевым ранением, ни избиение оператора она предотвратить не смогла. Остаётся гадать, то ли охранники профнепригодны, то ли лицеисты — без тормозов.

И еще: по словам детского омбудсмена в Дагестане Марины Ежовой, мать подростка, нанесшего роковой удар ножом, прекрасно знала, что её сын в школе ведёт себя безобразно. На что она якобы отвечала: «Ну он же пацан!» Вероятно, и остальные родственники считали его поведение нормальным.

Сопоставляя эти факты люди отказываются верить в очередную историю про то, как подростка довели до ручки, и он начал за себя мстить. Многие считают, что к трагедии в Махачкале привели сразу несколько проблем. Вот некоторые комментарии:

«В Союзе таких отправляли в спецшколы, такого бы запросто отчислили. А сейчас с отморозками и больными ничего не могут сделать, закон не позволяет».

«Видимо у детей сейчас мода друг друга убивать».

«А что кругом не было взрослых, и группа гопников-старшеклассников напала на оператора, пока учителя не видят? Или этой школой управляла банда старшеклассников, а директор и учителя были у них на побегушках?»

«Нужно „ремень“ ввести как метод воспитания, нож взял — по рукам хворостиной».

И, конечно же, люди вспоминают недавнюю драку в метро с участием дагестанцев, которые втроём избили москвича. Ведь если в лицее (то бишь в приличном среднем учебном заведении) в столице Дагестана творится такой беспредел, то происходящее в каком-нибудь тамошнем заборостроительном колледже просто страшно представить. И удивляться агрессивному поведению отдельных жителей республики не приходится: они действуют так, как привыкли. Но насколько корректно говорить о том, что в Дагестане складывается опасная тенденция, когда наглость и насилие становятся нормой?

— Не уверена, что это можно назвать тенденцией. Скорее, речь о всеобщей усталости, когда взрослые не в состоянии должным образом реагировать на выходки подростков, предполагает Диана, журналистка из Махачкалы. — Мне кажется, что случай в 51-ом лицее всё-таки из ряда вон выходящее ЧП. Тут нужны подробности: например, говорят, что подросток был «проблемным». Но что за этим стоит: он был отъявленным хулиганом или у него было какое-то психическое отклонение? А может — у него сложный характер и с ним должен был работать психолог. Дальше: что конкретно делала администрация школы, какую работу с подростком проводили. Тот же психолог с ним работал? Или только родителей в школу вызывали? А еще ведь и социальный педагог должен быть в школе. Он что-то делал?

Диана также считает, что для начала нужно понять, из какой семьи этот подросток, почему он мог так пренебрегать правилами (если, конечно, это не было для этого конкретного лицея нормой):

— Я училась в бандитские 90-е, у нас в школе были дети высокопоставленных чиновников и их родственников. Им учителя боялись делать замечания, и они себя чувствовали безнаказанными. Одна дочка министра газовым баллончиком прыснула в лицо учителю истории за двойку, а её только пожурили у директора, — вспоминает Диана.

Социолог Мария Домарёва напоминает, что проблема насилия в школах в той или иной мере была всегда, но сейчас она стала публичнее: всюду появились видеокамеры, фиксирующие жуткие события и странички, куда «герои» выкладывают видео расправ:

— К сожалению, с буллингом в школе справиться не удаётся. Помните фильм «Чучело», там еще юная Кристина Орбакайте играла? С тех пор мало что изменилось, к сожалению. При этом немалая доля ответственности лежит как раз на школе, чтобы ни говорили: именно в учебном заведении дети должны получать наряду со знаниями, паттерны правильного поведения. Именно школа, с помощью психологов, должна вести и пресекать любые проявления агрессии в классах. Психологическое консультирование подростков должно включать и их семьи, особенно, если речь идёт о неблагополучной среде дома. Ведётся ли это сейчас в полной мере? Увы, нет.

Социализация школьников — сложный, но необходимый процесс, в который включаются одновременно одноклассники, родители и учебное заведение. Без этой поддержки и понимания, что сила не в карабине или ноже, случаи травли и драк, заканчивающиеся трагически, будут продолжать занимать верхние строки в сводках «происшествия», убеждена социолог.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика